Почему школьники ошибаются с выбором вуза, а студенты меняют профессию

Зачем люди поступают в вуз? Понятно: чтобы стать профессионалами в любимом деле. Только вот жизнь вносит в мечту поправки. Абитуриенты выдерживают огромный конкурс на экономический факультет — но большинство потом «бумажки перекладывает» в офисе. Найдет работу только четверть выпускников-экологов. Каждый четвертый-пятый студент вуза — будущий «профессиональный балласт»… Ученые Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН постарались выяснить, почему так получается. В канун Татьяниного дня их выводы — совсем не праздничные.

Поколения не меняются

В советские времена бытовала пословица «ничто не дается так дорого и не ценится так дешево, как высшее образование» (по аналогии с назидательным плакатом про цену вежливости, который висел тогда на каждом углу). Некоторые истины, к сожалению, вечны. Стоимость обучения в вузах растет, но найти хорошую работу молодому специалисту — все сложнее. И статистика, конечно, многое объясняет, но вовсе не радует.

По оценкам Росстата, в 2021 году в России насчитывалось 24,6 миллиона представителей интеллектуального труда с высшим образованием (это треть от общей численности занятого населения). В год российские вузы выпускают 810,7 тысячи человек, из них половина заканчивают очное отделение. Теоретически за 30 лет должна произойти полная ротация сотрудников с высшим образованием — старшее поколение выходит на пенсию, ему на смену идет молодежь. Но в реальности мало кто из «пролетариев умственного труда» и в почтенных годах расстается с работой. Можно не пояснять, почему. Повышение пенсионного возраста — лишь одна из причин.

Вакансии — в дефиците, дипломов — перепроизводство. Сказывается и то, что за последние годы в вузах стало намного больше факультетов гуманитарного профиля. Не секрет, что многие из них, особенно в вузах средней руки, — это возможность получить заветную «корочку» с минимумом усилий и по сходной цене. Не более того. Работодатели это тоже прекрасно понимают.

Вот данные за 2020 год. Среди выпускников российских университетов почти половину (44,9%) составляют те, кто обучался гуманитарным и социальным наукам (экономика, юриспруденция, психология, социология, политология, журналистика, турбизнес, языкознание, история, философия, культура и т.д.). Вдвое меньше (24,5%) технарей — машиностроителей, технологов, специалистов в сфере горного дела и добывающей промышленности, энергетики, транспорта. IT-технологии, электроника, связь, фототехника — это еще 6,7% выпускников. В сфере образования дипломы получили 11,2%, медицины и фармации — 5,2%, сельского, лесного, водного хозяйства и ветеринарии — 4,1%, естественных наук — 3,4%.

Около половины (47%) тех, кому вузовское образование на работе не пригодилось, жаловались на сложности с трудоустройством. Четверть просто решили, что ошиблись с выбором профессии и надо ее менять. Каждый пятый не пошел работать по своей специальности, поскольку за этот труд слишком мало платят. Вполне можно понять обиду филолога или историка, которые «получают меньше охранника в торговом центре». Но и рыночные законы в сфере трудовых отношений действуют так же, как и в любой другой.

Находят вакансии, соответствующие их диплому, большинство медиков (91%), работников системы образования (82%), IT-сферы (79%), а также специалисты в области транспорта, энергетики, сельского хозяйства, строительства (более трех четвертей выпускников, от 76% до 78%). Все намного сложнее в сфере легкой промышленности (37%) или экологии (25%).

Есть и парадокс. Молодые люди с трудом ищут работу, а больше трети предприятий (37%) испытывают дефицит специалистов. Одно «но» — речь идет об опытных и сильных профи. Инженерах, программистах, экономистах уровня топ-менеджеров, практикующих врачах. А выпускники вузов ответственную работу просто не тянут. С новенькими дипломами экономических факультетов люди в основном работают бухгалтерами, простыми исполнителями.

Еще одна частая проблема — завышенные ожидания молодых людей. Некоторым хочется сразу получить и руководящую должность, и высокую зарплату, и пакет социальных благ, но, увы, себя они явно переоценивают. Более 40% молодых специалистов, которые устраиваются на предприятия сразу после выпуска, нуждаются в переобучении или повышении квалификации. Это относится к таким важным сферам, как транспорт и энергетика, медицина и образование, металлургия, гуманитарно-социальные направления и др.

Эксперты делают вывод: чтобы избежать подобных диспропорций и обеспечить естественную «ротацию кадров», общий выпуск из вузов пришлось бы сократить на 20-30%. Этого, конечно, не происходит. А значит, конкуренция на рынке интеллектуального труда становится все острее. По оценкам руководителей муниципальных и территориальных служб занятости, спрос на вакансии со стороны выпускников вузов в 3,7 раза превышает предложение от работодателей. Выпускники колледжей (бывших техникумов) на рынке труда должны выдержать конкурс в 2,3 человека на одно рабочее место. А вот на лицеистов (раньше лицеи называли ПТУ) спрос в 2,2 раза выше предложения. Вакансий вспомогательного персонала — в 3,4 раза больше числа желающих их занять. Продвинутые юноши и девушки, в свою очередь, не торопятся туда идти, мечтают о более успешной карьере или делают ставку на вуз.

Школьникам не хватает знаний

Мечта — дело хорошее. Но неплохо бы подкрепить ее конкретными знаниями и четким планом действий. В прежние времена этому помогала ранняя профориентация — еще со школьной скамьи. Сейчас такой системы, по мнению экспертов, практически нет.

По данным опросов, школьники более-менее определяются с выбором будущей профессии только к концу учебы. Четверть выбирает специализацию к 9 классу, 55% — в 10-11 классах. Еще 5% — сразу после окончания лицея или колледжа. 15% делают такой выбор в момент поступления в университет, некоторые (7%) ухитряются еще и сменить специализацию во время учебы в вузе, курсе на втором или даже четвертом. При этом лишь 7% абитуриентов слушают советы своих учителей. В десять раз больше (70%) делают выбор самостоятельно, но учитывают советы своих близких. Каждого двадцатого убедила реклама в интернете и СМИ. Лишь полпроцента приняли решение после дня открытых дверей в вузе. В целом среди молодых специалистов меньше трети (30%) говорят, что школа помогла им выбрать профессию. 44% заявили, что такую работу с ними никто не вел.

50 процентов выпускников со школьными знаниями в вуз не поступили бы

Неприятные цифры. Лишь половина выпускников 11-го класса считают, что школа дала им достаточно знаний для успешной учебы в вузе. 35% молодых специалистов добирали недостающий интеллектуальный багаж с репетиторами, еще 15% — сами. По статистике за 2020 год, в вузах РФ красный диплом получили 15%, хорошие оценки — 58%, среднюю успеваемость показали 27%. Но в ходе опросов выпускники честно признавались: школьных знаний им хватило бы в вузе лишь на «четверку» по русскому языку, на «твердую тройку» — по остальным предметам. А по химии, астрономии, иностранному языку, экономике и праву — на «тройку», близкую к «неуду».

Кстати, работодатели — вопреки общему мнению — вовсе не гонятся за гордыми обладателями красных дипломов и круглыми отличниками. И тоже горько жалуются на то, что выпускники отправляют результаты ЕГЭ в вузы, где меньше конкурс, — в белый свет как в копеечку. А затем понимают, что с выбором ошиблись. И если все-таки продолжают учебу, то имеют все шансы пополнить ряды «профессионального балласта». Который, по оценкам экспертов, составляет сейчас от 15% до 25% студентов. Работать они пойдут, но всю душу в свое дело вкладывать не станут.

90 процентов абитуриентов в момент поступления не думают, где будут работать

Согласно опросам, три четверти (75%) выпускников школ поступили именно на те факультеты университетов, куда и хотели. Выбрали похожую специализацию 15%, совсем другую — 10%. Чаще всего о такой смене курса говорили молодые люди из сел, поселков городского типа и районных городов. Понятно, что нередко действует принцип «видит око, да зуб неймет» — на учебу нет денег.

Социологи выделили пять основных причин, по которым молодые люди меняют «жизненный вектор». Половина не прошла по конкурсу на нужный им факультет (50% ответов). Не хватило средств на оплату обучения еще 25 процентам. Каждый десятый изменил свое отношение к выбранной специальности. Стольким же родители запретили уезжать далеко от дома. Каждому двадцатому не под силу было бы оплачивать проживание в городе, где расположен университет.

Нехватка денег на оплату обучения — причина того, что на компромисс со своим и родительским кошельком пошли 35-45% студентов, которые получают дипломы в сфере сельского, лесного, водного хозяйства, ветеринарии, образования, легкой промышленности, авиации, ракетостроения, архитектуры, строительства, электроники, связи, фотоники. Когда у нас опять (не дай бог, конечно) не взлетит ракета, высохнет озеро или построят уродливый дом, — вспомните эти цифры. Возможно, кто-то из ответственных лиц или горе-спецов просто мечтал о другой профессии, но…

«Профессиональный балласт» составляет сейчас от 15% до 25% студентов. Работать они будут, а душу в свое дело вкладывать — нет

Есть, конечно, и студенты-целевики, за которых вузу платят предприятия и ведомства. В среднем — около 380 тысяч рублей (в сфере производства электрооборудования и оптики — около 70 тысяч, в транспортной — до 670 тысяч). У них особая мотивация. Но таких студентов немного — всего около 6%.

Профессия — «бесполезный»

В 2020 году среди выпускников российских вузов бакалавриат окончили 56%, специалитет — 27%, магистратуру — 17%. Вопрос трудоустройства для основной части студентов встает во всей остроте через четыре года после поступления, для примерно четверти — через пять лет, для остальных — через шесть. Не такой уж долгий срок.

Но на стадии выбора университета 90% молодых людей не озабочены тем, где они после выпуска будут работать. Главное, что их волнует, — есть ли в вузе нужный им факультет (50%), а на нем — бюджетные места (50%), престижен ли университет (40%), хорошее ли в нем качество образования (35%), какое место он занимает в российских и международных рейтингах (30%).

К окончанию четвертого курса две трети студентов уже знают, куда пойдут работать. К пятому году обучения определившихся уже почти три четверти (72%), к концу магистратуры — 76%. Окончательно определяются после выпуска 8% и не задумываются о трудоустройстве 16%. Сложнее всего решить этот вопрос экономистам, геологам, специалистам по горному делу и легкой промышленности.

Вожделенный диплом наконец получен. Что дальше? А тут уж как повезет. Запросы для работы от предприятий (аналог гарантированного распределения) получает примерно каждый пятый выпускник. Сразу после окончания вуза работу находят, по данным опросов, 69% бывших студентов. Большинство оставшихся тратят на эти поиски около полугода, а 6% — не менее полутора лет. Еще до окончания университета трудоустраивается каждый пятый (21%). Но это — средние цифры. В мегаполисах до 30-40% выпускников вузов могут потратить на трудоустройство от 6 месяцев до полутора лет. Ситуация чуть лучше в Уральском, Сибирском и Дальневосточном округах — там подобные сложности испытывают лишь 20-25% выпускников.

Отдельную группу опрошенных составляли безработные молодые специалисты (включая тех, кто работу нашел и потерял). Треть из них (32%) признались, что с выбором специальности ошиблись. На момент опроса представители этой группы пытались трудоустроиться в среднем по 2 раза. Только 28 процентам удалось найти место по основной специальности, еще 30% — нечто среднее, 42% — в совершенно другой сфере. Не своим делом пришлось заниматься большинству представителей творческих профессий, половине и более — тех, кто получил специальности в сфере туризма, общественного питания, гостиничного хозяйства, а также переводчикам, лингвистам, научным работникам и др. Основная причина увольнения — низкая зарплата. А главный аргумент для отказа в приеме на работу — недостаток практического опыта в профессии.

В среднем 35% молодых специалистов столкнулись с отсутствием вакансий, 12% — с тем, что их профессия «не нужна». Это чаще других говорили музыканты, артисты, представители туризма и гостиничных услуг — (50-54%).

Но руководители и кадровики 60% предприятий отмечали, что молодые специалисты не слишком-то стремятся к саморазвитию. Не умеют мобилизовать свои внутренние ресурсы (мнение 43% опрошенных). Не хотят всю жизнь «перекладывать бумажки», но и не пытаются достичь чего-то большего. При этом на 80% предприятий карьера или продвижение не связаны с возрастом работника и стажем его работы — лишь бы специалист был грамотный. Молодежь, считает руководство, должна активнее проявлять свои способности, а не ждать у моря погоды.

Дыры в спасательном круге

Чтобы человек и его работа друг друга все-таки нашли, по всей стране и в каждом вузе существуют специальные службы по трудоустройству. Беда в том, что пока они мало что могут. В университете это в среднем 4 штатных сотрудника, которые очень часто сидят где-то на отшибе или ютятся в «кабинете профкома» и изо всех сил пытаются принести студентам пользу. Но об их существовании осведомлены далеко не все (максимум 85% студентов, на младших курсах — половина). При всем желании эти службы не могут создать и обновлять полноценные банки вакансий.

37 процентов предприятий нуждаются в сотрудниках. Но готовы взять только опытных

Среди молодых специалистов, с которыми говорили социологи, через университетскую службу по трудоустройству работу нашли около 8,1%, через городское агентство — 2,6%. По запросам предприятий (после практики или по целевому распределению) — 11,5%. А 70-80% выпускников трудоустраиваются сами при помощи родителей и знакомых или по объявлениям в интернете. Даже если молодые люди обращаются в вузовскую службу по трудоустройству, вакансии находят примерно для половины выпускников. И чем богаты, тем и рады. Это работа не всегда по специальности, иногда — с низкой зарплатой, на которую выпускники не соглашаются. Есть, конечно, регионы, где службы занятости разных уровней находят хороший контакт с вузами, проводят ярмарки вакансий, обмениваются информацией о рынке труда. Но далеко не везде.

Социологи заключают: проблемы своего трудоустройства выпускники решают по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Метод, конечно, проверенный. Но вряд ли самый лучший. Тем более — в масштабах такой страны, как Россия.

Авторизация
*
*

88  +    =  93

Регистрация
*
*
*

43  +    =  49

Генерация пароля

6  +    =  14